Полибино. Усадьба Нечаевых-Мальцовых. Общий обзор

Поделиться:

Мне нравится бывать в таких местах, про которые начинаешь искать информацию в интернете, а ее почти и нет. Тогда просыпается азарт первооткрывателя и желание рассказать зрителю что-то новенькое. И можно многое, очень многое раскопать про самую обычную и непримечательную деревушку. Даже каждая заброшенная церковь — это целый космос. А село Полибино Данковского района — это место, которое входит в десятку главных достопримечательностей Липецкой области. Тут нового и рассказать-то нечего.

Поэтому не буду долго мучить предысториями. Полибино интересно и знаменито следующими вещами:

  • Первой гиперболоидной башней Шухова, прообразом Шаболовской башни.
  • Неплохо сохранившейся дворянской усадьбой с прудами и обширным, но запущенным парком.
  • Близостью городища древнего Донкова, расположенного на противоположном берегу Дона.

Хотя, если вы не из Липецкой области, то вряд ли обо всем этом знаете. Но начну по порядку. Точнее, в обратном порядке.

Общий вид на усадьбу и шуховскую башню

Самый популярный ракурс. Башня Шухова и усадьба

Вид на английский парк и городище с развалинами церкви

Вид на английский парк и городище Старого Донкова с развалинами церкви

Совсем небольшой город Данков, относящийся ныне к Липецкой области, имеет весьма древнюю историю, проследить которую к самим истокам возникновения города не удается пока и историкам. Годом основания города принято считать 1568-й, однако эта дата упоминается в связи с укреплением южных рубежей Русского царства Иваном Грозным, который направил сюда князя Владимира Константиновича Курлятева и боярского сына Григория Степановича Сидорова, чтобы «города ставить».

Однако в записях австрийского дипломата Сигизмунда Герберштейна, путешествовавшего по России в первой четверти XVI века, видел уже развалины города, и это первое упоминание Данкова под своим именем:


Из Московии к этой крепости и далее, на пространстве почти 24 германские мили, течет Танаис по местности, называемой Донко: там купцы, отправляющиеся в Азов, Кафу и Константинополь, нагружают свои корабли. Это по большей части делается осенью, в дождливую пору года, потому что в другие времена года Танаис в этом месте не так обилен водою, чтобы по нем могли ходить корабли с грузом.


Город в 1521 году был разрушен в ходе кратковременной татаро-русской войны под предводительством крымского хана Мехмеда I Гирея. Война закончилась поражением Василия III, однако в том же году великий князь отказался признавать условия подписанного мирного договора. К тому же грамота об этом куда-то утерялась. Но, так или иначе, город был разрушен и заново основан в другом месте — в том, где сейчас находится современный Данков.

Прежнее же место, называемое в XVII веке Старым Донковским Городищем отошло во владения боярина Иродиона Матвеевича Стрешнева и превратилось в село Стрешнево, ныне, увы, тоже вымершее. Развалины одной из церквей его вы можете наблюдать на фотографии выше, за Доном. А поскольку в наших планах на 2017 год стоит посещение этого городища и подробный рассказ о нем, вернусь к повествованию о Полибине.

Карта Менде. Полибино-Стрешнево

Сельцо, о котором впервые упоминается в 1676 г. в писцовых книгах Данковского уезда и было основано стольником Полибиным, по фамилии которого и получило свое название. Другое название села — Сторожево или Сторожевая Слобода — связано с оборонительным предназначением древнего Донкова. И, если присмотреться к карте центральной России, то подобные или близкие названия можно встретить возле большинства городов, входящих или взаимосвязанных с Белгородской оборонительной чертой: Тамбова, Козлова, Усмани и др.

В середине XVIII века сельцо сменило нескольких хозяев, покуда в 1785 году не отошло к Дмитрию Степановичу Нечаеву, после чего судьба имения оказалась навсегда связанной с этой старинной фамилией. Примерно в те времена и начинает формироваться тот архитектурный комплекс, что дошел до нашего времени. Помимо дворца на территории располагались каретный и конюшенный дворы, беседки с фонтанами и многое другое.

Усадебный дворец в Полибино

Рядом с усадьбой был разбит огромный английский парк, существовал сад и каскад из трех прудов, от которых к нашему времени остался, фактически, только один.

Сын Дмитрия Степановича — Степан Дмитриевич состоял в чине действительного тайного советника, занимал высокую должность обер-прокурора Святейшего Синода, потом — сенатора и вообще был неординарным человеком.

Увлекаясь историей и археологией, С.Д. Нечаев напечатал несколько статей о Куликовской битве в «Вестнике Европы» Николая Карамзина. Согласно его предположениям и находкам древнего оружия землях своего имения, Куликово поле лежало как раз в его владениях. Именно С.Д. Нечаев начал сбор средств на строительство Александро-Невского храма, организовал установку 30-метровой мемориальной колонны на предполагаемом месте Куликовской битвы, а также создал в усадебном комплексе в Полибине соответствующий тематический музей, куда поместил свои археологические находки и другие тематические предметы. Вот как описано это в «Полном географическом описании нашего отечества» 1902 года:


Прошли вѣка, «усѣянное мертвыми костями» поле битвы «поросло травой забвенья», пали лѣса, окружавшіе его, превратилось оно изъ полусырого «Куликова» ноля въ сухую равнину, и наконецъ, но прошествіи четырехъ столѣтій сгустившееся населеніе начало селиться на всѣхъ его окраинахъ. Но еще до начала XIX вѣка самое Куликово поле оставалось пустошью, на которую только въ этомъ вѣкѣ мало по малу начали проникать плугъ и соха земледѣльца. Массы драгоцѣнныхъ для нашей исторіи предметовъ: кольчуги, шлемы, мечи, копья, латы, кресты п складни были извлечены при распашкѣ нивъ крестьянами сосѣднихъ съ Куликовымъ полемъ селеній. Этими предметами еще во второй четверти XIX в. наполнялись сараи владѣльцевъ Куликова поля — Олсуфьевыхъ, Чебышевыхъ, Сафоновыхъ, но въ особенности Нечаевыхъ, владѣвшихъ деревней Куликовкой въ эпоху освобожденія крестьянъ. Въ первой половинѣ XIX в. на Куликовомъ полѣ была поставлена, по повелѣнію имп. Николая I, бронзовая колонна на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ былъ набросанъ курганъ надъ костями убитыхъ, и гдѣ пали Михаилъ Бренокъ и князья Бѣлозерскіе.


Самым же известным представителем рода Нечаевых стал младший сын С.Д. Нечаева — Юрий Степанович Нечаев-Мальцов. Вторую фамилию вместе с наследством он получил от своего дяди по матери — крупного стекольного промышленника и купца Ивана Мальцова, владевшего заводами и фабриками по всей России. Нечаев-Мальцов был прекрасным дипломатом и одним из богатейших людей Российской империи своего времени, однако история сохранила его имя как крупного мецената.

О благих делах Юрия Степановича вы можете почитать в интернете, в частности, в Википедии, об объеме же пожертвований лучше всего свидетельствует Музей изящных искусств в Москве (Пушкинский музей), на строительство которого Нечаев-Мальцов выделил свыше 2 млн. рублей — совершенно космическую сумму по тем временам.

Что до усадьбы в Полибине, то Ю.С. Нечаев-Мальцов устроил здесь сооружение даже более знаменитое, чем сама усадьба с прудами — первую в мире гиперболоидную башню, выполненную по проекту В.Г. Шухова. Конструкция демонстрировалась на Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде 1896 года, после чего была выкуплена и перевезена в разобранном виде в Полибино.

Шуховская башня в Полибино

Со второй половины XIX века и до революции усадьба была излюбленным местом отдыха и творчества многих русских писателей и живописцев: Репина, Айвазовского, Коровина, Поленова, Васнецова, Льва Толстого.

После революции, судьба усадьбы Нечаевых была, наверное, чуть легче судеб многих других особняков, превращенных в туберкулезные диспансеры или психлечебницы. До осени 1918 г. помещичий дом несколько раз подвергался разграблениям, последнее из которых закончилось выламыванием потолков и полов здания. В дальнейшем усадьбе суждено было стать клубом, административным и жилым зданием и даже магазином, но квартиры постепенно опустели, а магазин после пожара так и не был открыт. И, несмотря на то, что в 1970-х годах имение было взято под охрану государством как объект культурного наследия федерального значения, сад был практически полностью выкорчеван, парк начал потихоньку застраиваться частными домами, а беседки с фонтанами и гротом, манеж, конюшенный и каретный сараи были утеряны.

Заветы Ильича

При этом, однако, паломничество в усадьбу не прекратилось, здесь бывали Цветаева, Зощенко, Окуджава, Бродский, Евтушенко. А гиперболоидную башню им показывал Иван Кузьмич Локтионов — человек, увидевший свое предназначение в сохранении усадьбы и добровольно опекавший ее почти в течении полувека. Энергии Кузьмича хватало и на проведение экскурсий, и на систематическое педалирование темы восстановления усадьбы, и даже на написание книг. Книги, правда, в советское время свет так и не увидели — слишком хорошо автор относился к дворянскому прошлому полибинского дворца.

Иван Кузьмич Локтионов

Иван Кузьмич Локтионов

Говорят, что если бы не Кузьмич, от усадьбы и камня на камне бы не осталось — при том, что сам он был человеком судьбы не вполне простой, а жил крайне аскетично.

Внутри дворец вызывает смешанные ощущения. Положительно, что многие конструкционные элементы и детали декора сохранились с дореволюционных времен, поэтому оказавшись внутри, проникаешься духом дворянской усадьбы с ее замысловатым расположением комнат и внутренним убранством. Удручает же тот факт, что несмотря на декларируемую защиту со стороны государства, фактически ничего не происходит, и усадьба продолжает медленно разрушаться как от времени, так и действиями вандалов уже современных.

Усадьбу превратили в помойку

Ниже вы можете найти ссылку на видео об усадьбе, надеемся, что оно поможет прочувствовать атмосферу этого места более полно. На этом первый рассказ о полибинской усадьбе завершаем. Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях и Youtube — с одной стороны, и нам будет приятнее, c другой — и вы будете в курсе последних пополнений нашей коллекции:

 

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *