1912 год

29.01.1912

24-го января в городе Козлове полиция оцепила все магазины евреев, живущих по ремесленным свидетельствам, и приступила к описи всего находящегося там товара. Опись продолжалась весь день, причем описано вещей на громадную сумму. В результате много евреев привлекается к суду за продажу товаров не своего изделия. Привлеченным грозит высылка в черту оседлости и конфискация товара.

12.04.1912

Настоятель Свято-Троицкого Козловского монастыря тамбовской епархии архимандрит Евгений переводится на такую же должность в московский Златоустовский монастырь, с сохранения за ним лично звания настоятеля первоклассного монастыря.

19.04.1912

Козлов. На сессии тамбовского суда при участии присяжных заседателей слушалось дело крестьянок Калугиной и Плушниковой, обвинявшихся в поджоге. Обвиняемые против воли были просватаны. Не видя способа избежать нежелательных браков, они сговорились сжечь дома женихов. Намерение это они и исполнили. Свадьбы их таким образом расстроились. Защищал подсудимых прис. пов. С.Ф.Плевако, произнесший сильную речь. Подсудимые оправданы.

16.08.1912

Газета «Козловская Жизнь» за перепечатку заметки о союзниках оштрафована на 500 руб. Ответственный редактор Рогов арестован и заключен в тюрьму, так как полиция не пожелала ждать уплаты штрафа до завтра, когда откроются банки, и редактор получит возможность взять деньги.

29.08.1912

Губернатор оштрафовал редактора «Козловской Жизни» на 500 руб. с заменой ареста на 3 месяца за перепечатку статьи «О черной сотне» из «Смоленского Вестника». Не имея возможности уплатить штраф, редактор был в тот же день подвергнут аресту. Современная администрация подчеркивает свое намерение «ни в чем не отступать от буквы закона». Интересно знать, какая из статей закона запрещает критиковать черносотенные партии.

11.10.1912. Русские лошади для Австрии

В «Голосе Москвы» напечатана телеграмм из Козлова, Тамбовской губернии, что туда приехали австрийские конноторговцы и закупают тяжеловозов и лошадей годных под седло. Губернии Воронежская и Тамбовская давно ужо поставляют лошадей для ремонта армии и выработали специальный тип лошади, разведением которой занимаются не только коннозаводчики, но и крестьяне, для которых выкормка этого типа лошади при обеспеченном сбыте составляет важное подспорье в хозяйстве. Весьма понятно, что увеличение спроса повысит цену и местное население, далекое от каких-либо политических соображений, охотно продаст по повышенной цене все, что у него есть лучшего. Что же останется для нашего ремонта? 
Предусмотрительные Немцы закупают русское мясо, не менее предусмотрительные Австрийцы покупают русских лошадей в такой момент когда ни для кого не тайна, для каких целей им может быть нужна русская лошадь специального типа.

09.11.1912. «Козловская жизнь», № 158. Фальшивые деньги

3-го ноября на станцию Богоявленск в вокзале 3-го кл. у пассажира Ник. Илар. Баранова обнаружены фальшивые деньги рублёвого достоинства. Баранов арестован. 

11.11.1912. «Козловская жизнь», № 159. Поцелуй и пощёчина

Вчера, во время вечерней прогулки по Лебедянской улице, некий г. Г. со своею супругою подвергся публичному оскорблению чести как своей, так и супруги. Четверо из местных хулиганов, судя по их наружному виду, не в трезвом состоянии, встретили молодую чету между Гоголевской и Троицкой улиц и, когда подошли к супругам, то один из них быстро очутился подле жены г. Г., молодой и красивой женщины. 
Нежданно раздался звучный поцелуй, от которого невольная соблазнительница вскрикнула, отшатнувшись назад, а хулиган-ловелас тут же получил сильную пощёчину от оскорблённого супруга, от которой едва устоял на ногах. 
Злосчастный ловелас, ослеплённый исполнением своего желания, по-видимому, счёл и эту пощёчину за небольшое несчастье, так как ответил, не смутясь: — А я, всё-таки, её поцеловал! 
После этого хулиганы поспешили скрыться, разразившись громким аккордом самодовольного смеха. 

14.12.1912. «Козловская жизнь», № 173. Введение всеобщего обучения и школьное строительство козловского земства

…в селе Подгорном имеется прекрасная школа, которая свободно вмещает до 300 учащихся. Между тем ко времени составления школьной сети в Подгорном по каким-то данным число учащихся было только 267 человек. На этом основании разбавка подгоринской школы или постройка нового школьного здания отнесены по плану на десятый год, примерно на 1920 или 1921 гг., так как, по мнению автора проекта школьной сети, в Подгорном только к этому времени будет детей школьного возраста 300 человек. Но автор проекта школьной сети, надо думать, имел под руками не совсем верные данные и поэтому в расчётах его оказалась очень крупная ошибка. Так, по проекту число жителей в Подгорном определялось в 5896 человек, а число детей школьного возраста в 532, считая 9 % из общего числа жителей. Между тем в Подгорном в 1909 году земля делилась на 3511 наличных душ мужского пола. Если к этому числу прибавить тысячи четыре душ женского пола, то общее число жителей села определится в 7500 душ; следовательно, число детей школьного возраста ко времени составления школьной сети надо было определять цифрою 675. Ясное дело, что подгоринская школа ещё ко времени составления школьной сети не имела места для 375 учеников, а сколько же детей школьного возраста должны оставаться на улице в течении предшествующих десяти лет? Понятно, что постройка новой школы в Подгорном должна быть назначена в первую очередь. 
…крестьяне села Подгорного, зная, что целая половина детей школьного возраста в их селе не может получить школьного образования за недостатком места в существующем училище, а многие дети не посещают школы за отдаленностью её от окраин и за неимением тёплой одежды, летом 1911 года приговором постановили: отвести на окраинах села две усадьбы под школы не менее десятины каждая и выстроить на них два школьных здания. Для исходатайствования же казённого пособия на постройку были избраны тут же два уполномоченных. 
Уполномоченные явились в управу и прежде, чем беспокоить крупное начальство, обратились за справкой к секретарю управы, прося его разъяснить, в каком размере и на каких условиях общество может воспользоваться казённым пособием на указанную надобность. Секретарь с готовностью оказал эту услугу уполномоченным, хотя результат справки получился и не особенно утешительным. Оказалось, что подгоринское общество может рассчитывать на казённое пособие только через 10 лет, т.е. примерно в 1920 или 1921 году. До этого времени управа при всём своём желании не может выдать пособия, так как весь строительный капитал определён уже на постройку школ, назначенных в первую очередь. – «Но ведь пользы ради и закону преломление бывает?» — возразили уполномоченные. 
— «Управа не может ни на волос отступить от плана!» — ответил секретарь. 
— «Вот, если угодно, справьтесь у г. председателя», указал он на проходящего председателя управы. 
Так как уполномоченные общества не имели основания не доверять г. секретарю, то и не стали беспокоить крупное начальство, к тому же оно, проходя мимо, слышало разговор и могло бы поправить секретаря, если бы он не верно передавал условия выдачи пособия. 
Приехав домой, уполномоченные объявили сходу о результатах своего ходатайства, а сход, выслушав их, приговором 6 ноября 1911 года постановил: выстроить два школьных здания за свой счёт с тем, чтобы земство пополнило из казённого пособия на этот предмет часть расходов в том году, когда общество будет иметь право на получение его. Буде же земство и через 10 лет не возвратит обществу по каким либо причинам часть затраченного им на постройку школ капитала, то принять этот расход в полной сумме за счёт общества. Постановив такой приговор, общество снова отправило своих ходоков в управу с просьбой доложить его ходатайство земскому собранию, а пока что, — уведомить общество, примет ли управа содержание предполагавшихся к постройке школ за счёт земства. Отправив такое ходатайство, уполномоченные стали ждать уведомления управы, не приступая к постройке школ. Ждали весь строительный сезон 1912 года. Ничего не дождались. Стали ждать земского собрания, полагая, что управа, не находя возможным своей властью разрешить вопросы возбуждённого ходатайства, доложить его земскому собранию. Почти два месяца прошло после земского собрания, а ответа всё нет. По справке оказалось: управа даже и не нашла нужным докладывать земскому собранию ходатайство подгоринского общества. Не нашла нужным доложить о ходатайстве общества земскому собранию, не нашла нужным и сама ответить ему на это ходатайство. 
Однако, что же сие значит? …гг. земские деятели, гг. специалисты, ведь вы правите не своим личным делом, и уполномоченные общества обращались к вам не за милостыней. Ответить на их ходатайство вы должны были не из вежливости только, которая для вас не обязательна, а по обязанности службы. Ведь ясные пуговицы на ваших мундирах даны вам не для украшенья, а для напоминания о принятых на себя обязанностях. Удивительное, право дело: с одной стороны угрожает опасность лишиться строительного капитала за неиспользованием его, с другой – просят этот капитал на ту надобность, для которой он назначен, и на эту просьбу ни звука в ответ. Ах, гг. специалисты! 
П. Юрьевич 

21.12.1912. «Козловская жизнь», № 176. Иски к крестьянским обществам

Юрисконсульт уездной земской управы, частный поверенный С.Г. Попов, по поручению управы, в окр. суде предъявил иски к 35 крестьянским обществам на сумму свыше 40 тыс. рублей. Задолженность Земству крестьянскими обществами на такую сумму образовалась отчасти от невозврата названными обществами ссуд, отпущенных земством на постройку школ, и частью – от невзноса, существовавшего до прошлого года, подворного тридцатикопеечного налога на содержание школ. Самую большую сумму – 4 тысячи рублей задолжало Новоюрьевское общество… 

Кинэ-бесие

Увлечение кинематографией начинает захватывать и общественных деятелей. 
Такой печальный факт приходится констатировать у нас в Козлове: Совет старшин клуба приказчиков постановил игравшую на сцене клуба труппу заменить кинематографом. Против власти кине-бесия не могли устоять и они, общественные деятели, взявшие на себя обязанность прививать народу всё доброе, разумное. 
Власть кинематографа повсюду велика. Вопит вся провинциальная печать от тех глупостей и ужасов, какими кинематография пичкает народ. Вопит о том, что кинематография отвлекает народ от театров, где царит святое искусство, слышится живое слово. 
В провинциальных газетах пестрят фельетоны с заголовками: «море глупостей и ужасов», «царство электричек», «электро-ужасы». 
Но в настоящем случае не так страшна власть этих глупостей и ужасов. Страшно, что власти их поддались заправилы такого симпатичного учреждения, как клуб приказчиков. Страшно, что старшины изгнал из клуба то, что, главным образом, оправдывало его назначение. Изгнали здравой логике вопреки. Никакие доводы, а в особенности – материального свойства, приведённые за упразднение спектаклей, не могут быть состоятельными. Своим постановлением старшины, даже в глазах доброжелателей клуба, невольно роняют его престиж, как демократического учреждения. А о врагах и говорить нечего: у них теперь имеется большой козырь в руках. 
Мы на клуб приказчиков смотрим как на самое симпатичное учреждение. Мы твёрдо верим в будущее клуба и с радостью отмечаем всё, что есть в нём хорошего в настоящем. Мы также с прискорбием отмечаем все отрицательные явления, и великолепно понимаем, что одни из них покуда составляют неизбежное зло (игры и буфет со спиртными напитками); другие как, например, постановление, о котором у нас здесь идёт речь, — ошибки руководителей. Такие ошибки всегда поправимы и, несомненно, носят случайный характер. 
Но враги клуба радуются каждой ошибке и теперь говорят, что они были правы, утверждая, что в плебейских учреждениях не место культурным развлечениям. Теперь они могут сказать, что старшины сдались и пошли навстречу низменным потребностям своих членов и будут усугублять в них эти потребности. 
Обидно за режиссёра труппы М.М. Вольфа, принявшего безвозмездно на себя эту обязанность, а также и все расходы по постановке спектаклей. Человек трудился, покрывал убытки из собственного кармана, и за всё благое – изгнан. 
…накануне выпуска номера от 19 декабря мы от режиссёра получили святочный репертуар, в который входили произведения Гоголя, Грибоедова, Островского, Горького, Андреева, Косоротова и много интересных новинок, и уже собирались поместить его в этом номере, как получили известие о постановлении старшин – отказать труппе и заменить её кинематографом.

Эпидемия кине-бесия не пощадила и клуба приказчиков.


Комментарии запрещены.