Церковь св. Николая в Александровке

Бывает такое, что дорога заканчивается за километр до цели. Такое случилось со мной, когда я первый раз попытался посетить Никольскую церковь в Александровке совсем неподалёку от Липецка. Это было в январе 2018 года. О церкви рассказывали многие знакомые и даже зрители нашего канала Ютуб рекомендовали её посетить. Я не оставил рекомендации без внимания и в один из дней длинных новогодних каникул отправился на поиски.

Миновав Васильевку и собравшись сделать последний рывок, я увидел такую вот картину, которая означала, что поездка на сегодня завершена:

Вид на зимнюю Александровку и Никольскую церковь

Во все стороны раскинулись безбрежные океаны занесённых снегом полей, смотрелось всё это, конечно, впечатляюще.

Поля, занесённые снегом под Александровкой

Машина моя была мало похожа на трактор, поэтому ничего не оставалось, как посмотреть на руину издалека и пообещать себе вернуться сюда в менее снежное время года.

Фотография Никольской церкви в Александровке (Липецкая область)

А пока таял снег и наступала весна, освободилось время, чтобы подробнее познакомиться с историей села и его храма, о котором так много рассказывали.

Наиболее часто цитируемым источником в интернете является четырёхтомник «Указатель храмовых празднеств в Воронежской епархии» 1884-86 годов издания, в котором мы читаем следующее:

Церковь въ с. Кленовомъ, Задонскаго уѣзда.
Село Кленовое, или Александровское въ 22-хъ верстахъ отъ Задонска. Кленовымъ названо будто бы отъ р. Кленовой, которой теперь нѣтъ и слѣда, а Александровскимъ, вѣроятно, отъ имени помѣщицы Александры Ѳед. Разумовской (дочери перваго помѣщика графа Ѳед. Матв. Апраксина). Первые поселенцы этаго села, по преданію, выходцы изъ Мокраго Боерака, Ржавца (отсюда названіе села „Ржавскіе поселки»). Жители занимались пчеловодствомъ, къ чему мѣстность представляла бол. удобства, какъ-то лѣсные рощи, горн. родники и т. п. Изъ владѣльцевъ этаго села замѣчательны: графъ Ѳедоръ Матв. Апраксинъ, его дочь Александра, вышедшая замужъ за Вас. И. Разумовскаго, Александра Вас. Разумовская, по мужу Деденева; дочь Алексѣя Деденева Софія — выданная за Спб. генералъ-губернатора Матв. Евграф. Храповицкаго; вторая жена его Анастасія Сергѣевна, по 2-му браку баронесса Вревская. Причтъ получаетъ ежегодно за ея поминовеніе по 50 р., а также й 200 р. положенныхъ свящ. Кармановымъ. Церковь построена въ 1787 г. помѣщицею Александрою Ѳед. Разумовскою, каменная съ колокольнею. Земли 33 дес. пахатной. Есть планъ (1806 г.). Прихожанъ 300 душъ. Церковь эта приписана къ Никол. церкви с. Товарнаго. (Ворон. Еп. Вѣд. 1882. №4).

Очень интересный текст. Например, из этого незначительного, казалось бы, описания мы узнаём, что Александровка раньше именовалась селом Кленовым, а ещё раньше — Ржавскими посёлками. Кстати, со Ржавцем, переселенцы из которого основали Александровку, можно познакомиться в видео, посвящённом Крестовоздвиженской церкви этого села.

Второе. Граф Фёдор Матвеевич Апраксин и его дочь Александра Фёдоровна Разумовская (Апраксина). Эти имена упоминаются несколько раз в коротком отрывке и смотрятся вполне гармонично — особенно в свете того, что, по преданию, имя последней запечатлелось в последнем названии села.


Граф Фёдор Матвеевич Апраксин (1661 — 1728) — один из первых русских флотоводцев; он стоял у основания Российского флота, а в литературе мы находим упоминания о нём лишь в уважительном ключе. Он был одним из ближайших сподвижников Петра I, являясь братом жены Федора Алексеевича Романова — старшего брата будущего императора.

Фотография портрета Ф.М. Апраксина кисти Таннауэра
Фёдор Матвеевич Апраксин.
Портрет кисти Таннауэра

Но на мой взгляд, при всех своих блистательных военных достижениях, фигурой он был весьма противоречивой: подвергался следствию за злоупотребления и беспорядки в Морском ведомстве, участвовал в вынесении смертного приговора царевичу Алексею, а также руководил десантом и уничтожением прибрежных городов Швеции в 1719 году. Я узнал об этой операции совершенно случайно, в ходе командировки в Швецию в этом году. Нам в школе, естественно, об этом ничего не рассказывали, а вот шведы про это отчётливо помнят.

Фёдор Матвеевич был похоронен в нынешнем центре Москвы, в стенах Златоустовского монастыря, одного из древнейших в столице. В 1933 году монастырь был разрушен, а его территория застроена. Примерно так «монастырь» выглядит в настоящее время:

Современная фотография Златоустовского монастыря
Златоустинский переулок. Фотография из «Яндекс.Карты»

Так вот, Фёдор Матвеевич Апраксин, упоминавшийся как владелец Ржавского посёлка, вспоследствии ставшего Александровкой, видимо, никак не был связан с этим селом! Дело в том, что он не оставил после себя потомства, в том числе и вышеупомянутой Александры Фёдоровны.

Александра Фёдоровна была дочерью не Фёдора Матвеевича, но Фёдора Андреевича Апраксина, родного племянника описываемого ранее государственного деятеля, к которому имение в Кленовом отошло по наследству. Именно она в конце XVIII века устроила в селе каменную церковь, и именно по её имени село получило своё название, дошедшее до наших дней.

Дальнейший текст этого исторического документа соответствует действительности — на мой дилетантский взгляд, разумеется, соответствует. Александра Фёдоровна вышла замуж за Василия Ивановича Разумовского (1727 — 1800), потом имением владела их дочь — Александра Васильевна Разумовская (1761 — 1816), вышедшая замуж за Алексея Деденёва. В этом браке рождается дочь Софья Алексеевна Деденёва, мужем которой стал герой войны 1812 года генерал Матвей Евграфович Храповицкий (1784 — 1848).

Далее мы видим, что Александровкой начинает владеть вторая жена М.Е. Храповицкого — Анастасия Сергеевна Храповицкая (Щербатова). Брак этот продлился недолго, и Анастасия Храповицкая вторым браком выходит замуж за Павла Александровича Вревского, став баронессой. Таким образом, хозяевами села стали люди весьма далёкие в плане родства от его изначальных владельцев.


В «Указателе храмовых празднеств», разумеется, ничего не указано о крестьянском бунте, что всколыхнул несколько сёл и, в том числе, Александровку, в августе 1853 года. Восстание проходило под предводительством Ивана Шипулина — крестьянина из соседнего села Товаро-Никольского — и являлось одним из первых народных выступлений середины XIX века, приведших к отмене крепостного права.

Поводом к восстанию послужило требование упомянутой выше баронессы Вревской недоимки, возникшей из-за неуплаты крестьянами тягловой подати за несколько лет. Недоимка составляла совершенно космическую сумму — 12 тысяч рублей серебром, а происходило всё это на фоне ослабившей экономику и увеличившей налоги Крымской войны и чрезвычайного истощения крестьянства.

Бунт вспыхнул после того, как Иван Шипулин был прилюдно порот за самовольное отлучение из поместья; восстанием было охвачено несколько сёл, самыми крупными из которых были Черниговка, Товаро-Никольское и Александровка. Среди прочего, восставшие требовали «освободиться от всякого надзора и управляться по собственному выбору», то бишь, отмены крепостного права.

В связи с этими чрезвычайными обстоятельствами из Воронежа были вызваны войска, которые и подавили мятеж. Погибло 11 крестьян, 20 были тяжело ранены. Суд происходил прямо на месте, виновных отправляли на каторгу в Сибирь.

Тем лихим дням посвящен музей в селе Частая Дубрава, а также мемориал, воздвигнутый в Товаро-Никольском.

Старая карта Липецкого уезда
Старая карта Липецкого уезда, на которой изображена Александровка (Кленовое)

Следующий раз мне довелось побывать в Александровке почти спустя полгода после первого визита — ясным майским днём. По фотографиям этого не особо заметно, но ветер был неистовой силы. В полях копошились тракторы, а луга вокруг были украшены россыпями одуванчиков.

Возможно, когда-то церковь св. Николая стояла в центре села, но сейчас она находится на его окраине. В безоблачный майский полдень руина смотрелась не столь драматично, какой она представлена на многих фотографиях в интернете.

В первую очередь на себя обращает внимание маковка, а точнее её металлический остов. Редко у каких заброшенных храмов они сохраняются до наших дней.

Внутри сохранилось большое количество фресок, к примеру, эти — святителей Тихона Задонского и Митрофана Воронежского — наших особо почитаемых в центральном черноземье святых.

Есть же фрески, происхождение и судьба которых вызывают очень много вопросов, во всяком случае, у меня. К примеру, фреска Фоки Ветроградаря и священномученика Пармена.

Какой мотив заставил аккуратно вырубить лица у фресок? Почему лица именно этих святых? Почему эти два, в общем, крайне далёких от местного почитания в русской провинции святых вообще оказались изображены на фресках? Наверняка на каждый из этих вопросов есть разгадка и, если у вас вдруг есть какие-то предположения, публикуйте их в комментариях к этому посту или в нашей группе ВКонтакте.

Храм стоит на небольшой возвышенности и доступен всем ветрам, которые играют в его стенах, словно на органе.

На колокольню можно забраться без особенных проблем и полюбоваться окрестностями с некоторой высоты. Я решил пойти чуть дальше и запустил дрон, но в очередной раз столкнутся с его непокорностью. «Слишком сильный ветер, — заявил мне он, — летать я тут не буду».

И приступил к снижению. В автоматическом режиме, без возможности перехватить управление. Слава богу, что приземлился он на дорогу, а не на дерево, хотя шансы тому были и, слава богу, что по дороге в это время не проезжал очередной трактор. Мне же с лёгкой грустью в очередной раз подумалось про близость восстания машин.

В скором времени про Никольскую церковь в Александровке будет готов и размещён на нашем канале видеоролик, ссылка также появится на этом сайте. А если у вас вдруг есть какая-то дополнительная информация об этом интересном храме, буду рад её приобщить и к ролику, и этой статье.

На этом всё. Регистрируйтесь на сайте, делитесь записью, если понравилась, оставляйте комментарии. Сохраняйте красоту!

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.